karazyan

Давайте вместе менять мир к лучшему

Дружим - значит меняем


Previous Entry Share Next Entry
karazyan

ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Оригинал взят у karazyan в ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ




Умные люди, решили, что время относительно, может ускоряться, или замедляться. Я же представляю время, как дорогу, тянущуюся во вселенной бесконечно, не имея, ни начала, ни конца. А мы можем двигаться, по этой дороге, ускоряя, или замедляя своё движение, и сами вправе выбирать своё направление. Остаётся только, научится пользоваться этим правом. Некоторые склонны считать, что жизнь вечна, другие наоборот, уверяют, что мы смертны. Не знаю, кто из них прав, но уверен в одном. Все мы, и каждый из нас, в отдельности, это звенья одной цепи, расположенной на этой дороге. Появление каждого из нас, это череда проб и ошибок миллионов тех, кто появился чуть раньше нас. Каждое их хорошее или плохое деяние, породило то, что есть сегодня. Так было и так будет всегда. Правы те, кто говорят, что человек смертен, если отождествлять его с телом. Правы и те, кто верит в бессмертие, если суть нашей жизни душа. Что же на самом деле правда, каждый узнает в своё время. Или не узнает никогда. Но тогда это уже не будет иметь, никакого значения. И пока мы живы, мы ищем, мы верим, ибо мы есть «человеки», и в этом наше предназначение.
Ну а на дворе жизнь, и она [продолжается] На дороге этой жизни, мы теряем близких, дорогих и любимых нами людей. Так было всегда, с тех самых пор, как мы осознали, что мы есть. Каждый переносит эту утрату, по своему, с горечью понимая, что таков мир, в котором мы живём, и жизнь, несмотря ни на что, должна продолжаться.
И я, упёршись рогом, искал новые способы заработка. Блоки стали хуже продаваться, конкуренты дышали в спину. Мебелью, я так и не занялся, в плане её изготовления, такого спроса, как в Москве, тут не было. Но вот спрос на её ремонт, оказался огромный. Сотни санаториев, пансионатов и гостиниц, располагающихся, на территории большого Сочи, остро нуждались в ремонте своей мебели. Ведь отремонтировать уже имеющуюся мебель, было дешевле, чем покупать новую. Да и в плане вложений этот бизнес оказался оптимальным. Первый же день моего ознакомления со спросом на эти услуги, принёс, невероятные, результаты. Начал я со знакомого мне курортного городка в Адлере, где в своё время жили с ребятами, где гостила моя дочь с тёщей, и даже, приезжала моя первая, жена. Рядом, находился ещё пансионат «Весна» и санаторий «Известие». Все три предприятия, в один день, согласились сотрудничать. Притом объёмы оказались фантастические. В общей сложности кресел оказалось около трёх сотен, стульев больше полутора тысяч.
Надо понимать, что я и сам не осознавал, во что ввязался. Да, был у меня кое какой опыт, в изготовлении конкретного дивана. Но это у меня, а где найти людей, которые могли бы всё это делать? Ведь объёмы были огромные, а сроки, как всегда, минимальные.
Петрович.
Рядом с нашим участком, стояла бытовка, в которой жил мужчина на лет семь старше меня. Иногда он приходил ко мне, за книгами. По нему нельзя было сказать, что его могут заинтересовать книги. Худой, почти без зубов, было понятно, что большой любитель спиртного. Как потом выяснилось, он работал разнорабочим на хозяина бытовки, который жил в посёлке. Книги он брал часто, создавалось такое впечатление, что он только и делал, что читал книги. Оказалось, что в этой бытовке нет света, и книги он читал вечерами при свечах. Я предложил перебраться в наш домик, на курьих ножках. Там, хоть, был свет, а мы жили уже в новом доме. Он согласился. В то время мы занимались производством блоков. По технологии, они должны были сохнуть не менее восьми часов, и рабочим приходилось, по утрам, тратить, не мало, времени, что б освободить место для работы. Вот Петрович, и предложил свою помощь, по раскладыванию блоков, рано утром, до прихода рабочих. Его звали Анатолием, но все его звали по отчеству. Мы, подружились, и он, немного, рассказал о себе. В своё время он, с отличием, окончил техникум, женился, и однажды, в пьяной драке, защищая жену, убил человека. Его посадили на десять лет. К тому времени, у них уже был ребёнок. Жена не стала ждать его, и снова вышла замуж. Так, после выхода из тюрьмы, он стал бомжем, и скитался, по нашей великой и могучей, в поисках заработка и через какое-то время оказался в Сочи.
Когда я решил заняться ремонтом мебели, Петрович стал первым человеком, кто помогал мне осваивать, это новое, и не самое простое ремесло. Но ни я, ни даже с Петровичем, осилить такой объём не могли. Так что пришлось срочно набирать штат. Приходили люди, мы их принимали, кто-то оставался, кого-то приходилось выгонять за кражи, пьянку, словом, текучка была ещё та. Среди всех прочих, выделялся один парень. Женя, но все, за глаза, называли его коммунистом. Он, отличался от остальных тем, что не пил, не курил, и работал лучше всех. По аккуратности своей работы, он очень напоминал моего брата. Ваграм, тоже, буквально вылизывал свои работы, доводя до идеального состояния. Я, отличие от них, предпочитал, разумную достаточность. Это когда, клиент доволен, но ты не особо утруждаешь себя. Какое то, время всё шло хорошо, мы даже решили расширяться, соорудили коптильню, стали готовить куриные рулеты, готовили к запуску пекарню, но. Случился пожар. За сорок минут, сгорело всё. Кое что, нам удалось вынести из горящего дома. Это было пару комплектов мебели, которые находились недалеко от входа. Всё остальное, дом, коптильня, почти готовая, пекарня, и десятки единиц, уже готовой мебели, исчезли в огне.
Когда мы с Ирой, после пожара, решив переночевать у тёщи, спускались по дороге, то увидели пролетающую по небосклону комету. И это, очередное напоминание, что город Сочи, не очень рад моему присутствию.
Если честно, меня это, очень обозлило, но сдаваться я не собирался. Тем более, выбирать мне не приходилось.
На руках не осталось ни денег, ни инструмента, ни документов. Но уже через неделю, я нашёл полуподвальное помещение, которое нам сдали в аренду, практически даром. Совсем недавно, перед этими событиями, вода из речки, проходящей, по самому центру города вышла из берегов, затопив подвалы близлежащих домов. Вот, один из таких подвалов нам и предложили. Смешно получалось. Погорельцы, перебрались, в затопленное помещение. Но потоп это не пожар, с тоннами ила мы с трудом, но справились, и работать там можно было вполне, по крайней мере, до следующего потопа. Из всех работников остались только двое. Петрович и Женя Коммунист. Петрович, потому, что от прежнего хозяина, он давно ушёл, и работал только у меня, и жить больше негде было, а Женя, потому что ему понравилась эта работа, хотя по профессии он был учителем физкультуры.
После пожара, не хотелось возвращаться на прежнее место, а как быть дальше, пока не знал. Мне хотелось, что б ребята, в случае чего могли самостоятельно работать по этой специальности. Прежде, я сам кроил и шил, чехлы на мебель, которую мы ремонтировали, но когда стали работать в подвале, я потребовал, что они потихоньку учились шить и кроить. Петрович сопротивлялся, но вскоре стал учиться, у него, не плохо, получалось. Женя же отказался, сославшись, на то, что в случае чего, его жена умеет шить.
К тому времени, в Армении ситуация стала улучшаться, брат вернулся в Армению, а мать переехала в Америку, к своей родной сестре. И мы с Ирой решили, на время, перебраться в Ереван, что б немного развеяться. Незадолго до пожара, мы ремонтировали мебель в детском пионерском лагере. И перед тем, как уехать, мне удалось пристроить Петровича, в этом лагере в качестве мастера по ремонту мебели. Директора, я убедил, что дешевле будет платить зарплату одному человеку целый год, чтоб он, по мере необходимости, ремонтировал мебель, чем платить нам. Тот согласился, и Петрович переехал в лагерь. Ему выделили помещение, где он мог и работать и жить, и еще подрабатывал дворником. Летом его ещё и кормили. К тому времени он окончательно бросил пить, и уже мог самостоятельно ремонтировать мебель от А до Я, так что всё сложилось как нельзя лучше. Женя Коммунист, тоже пустился в свободное плавание, и долгие годы этим зарабатывал на жизнь.
А на дворе Ереван
В Армении жизнь потихоньку налаживалась, народ стал приспосабливаться к новым реалиям. После того, как закрыли атомную электростанцию, в Ереване катастрофически не хватало электроэнергии. Если прибавить к этому, отсутствие газа и центрального отопления, то можете себе представить, как люди выживали в многоквартирных домах, неприспособленных, к автономному отоплению. Не могу забыть сцену свидетелем, которой был в предыдущий приезд в Ереван. Мой друг и одноклассник Зорик, пригласил нас в гости, а жил он на верхних этажах шестнадцати этажной высотки. Зима, мы заходим в подъезд и начинаем подниматься по ступенькам, довольно просторного лестничного марша, похожего на большой колодец. Темно как у негра, сами понимаете где. Естественно света нет, и лифт не работает, но жизнь кипит. Поскольку в помещении хорошая акустика, то каждая капля, падающая с таящей сосульки, эхом отдаётся по всем этажам. То тут, то там, слышны аккуратные шаги, перемещающихся по ступенькам людей. У каждого из них в руках фонарик, или свеча. Всё это напоминало сцену из фильмов ужаса. И так, практически в каждом доме.
К этому нашему приезду, свет уже был, люди обзавелись газовыми баллонами, и жить стало веселей. Надо отдать должное, что даже во времена жёсткой блокады, особой нужды в продуктах, народ не испытывал, они были, поскольку крестьяне, не покладая рук, трудились обеспечивая горожан всем необходимым. Местные челноки, мотались по разным городам и весям, нашей бывшей великой и могучей. Благодаря ним, достать можно было всё. Но, денег, у большинства людей, не хватало. В те времена, многие армяне разъехались по всему миру, на заработки, и как могли, помогали, оставшимся в Армении родственникам. В нашей семье таким, родственником, была
МАМА
Вряд ли на свете найдётся хоть один человек, который не считал бы свою мать, особенной, самой красивой, самой доброй, самой любящей. Даже те дети, чьи матеря, бросали своих чад, только родившимися, подсознательно, или осознанно, всегда пытались оправдать свою родительницу, мечтая прильнуть к её груди, и получить, хоть капельку материнского тепла. Нам не нужно было мечтать, мы получали это тепло, в полной мере, с момента своего рождения. Если я скажу, что наша мама, особеннее остальных, вы, понимающе, улыбнётесь. А я, улыбнусь вам в ответ. И каждый из нас, вспомнит свою мать.
Тётя Женя, родная сестра матери, ещё в советское время переехала жить к своему мужу, в Болгарию . Мы, несколько раз посещали эту страну, мало чем, отличающуюся от нашей, но с тех пор, когда они, всей семьёй, перебрались в Америку, мы их не видели. И только когда мама вышла на пенсию, ей, наконец, разрешили в посольстве, посетить Америку, что б повидаться со своей сестрой.
И на дворе, таки да, Америка.
Обычно наших людей впускают в Америку, когда они достигают пенсионного возраста. Не знаю, как сейчас, но тогда, с Армении, как правило, выпускали именно так. Конечно, бывали и исключения. Дело в том, что многие попавшие туда, не горят желанием возвращаться. Вот и впускали туда тех, кто мог выполнять там ту работу, которой, сами американцы, тоже, не горели желанием заниматься.
Мама, в отличии отца, проработавшего всю жизнь на одном предприятии, часто меняла место работы, каждый раз перебираясь туда, где больше платили. Иногда она возвращалась на прежнее место, но уже с большим окладом. Она работала кассиром, бухгалтером, то снова кассиром, но, где бы, она не работала, её всегда уважали, и любили. Мать была умным и прямолинейным человеком, всегда говорила, что думает, не взирая, на звания и должности, но это не мешало ей быть на хорошем счету у руководства. Она разбиралась во всех тонкостях бухгалтерии, притом, что её образование ограничивалось школьной программой.
Попав в Америку, он понимала, что все её познания советской бухгалтерии, капиталистов интересовали меньше всего. Всё, на что она могла рассчитывать, так это на уход за детьми и престарелыми. Но ради того, чтоб как-то помочь нам, она была готова на всё. Казалось бы, мы, уже взрослые люди, должны были сами обеспечивать себя, и заботиться о матери. Но, увы, брат, не мог найти нормальную работу в Ереване, я после пожара, тоже, был не в лучшей форме. Мама помогала, как мне, так и ему.
Пока, мы, в нашей стране, активно входили, в стадию, развитого социализма, капитализм активно загнивал. И они в своём гниении дошли до такого абсурда, что нашим нянечкам, и сиделкам платили больше, чем получали, в нашей стране кандидаты наук. Иначе утечку наших мозгов за рубеж не объяснить. Единственные кандидаты, в нашей стране получавшие больше, советско-американских нянечек, были кандидаты в депутаты. И что бы как-то оправдаться перед народом за столь высокое доверие, оказанное им, единодушно одобряли гениальные проекты нашего руководства. Чего только стоила, во имя борьбы с пьянством, вырубка виноградника, на всей территории нашей великой и могучей. И народ, выздоравливая от вредных привычек, стал активно употреблять в качестве лекарства, боярышник. Стопроцентно помогало. Ну, были перегибы, некоторые, особо ретивые граждане, желая угодить своим избранникам, перестарались, то есть перебарщивали, с дозировкой лекарства. Но им, в качестве благодарности, за верность партии, выдавали в вечное пользование, местечко с оградкой. Обычно на бутылочках, мелким шрифтиком пишут, « чрезмерное употребление вредит вашему здоровью». Но, к сожалению, некоторые несознательные элементы, пренебрегают этими предостережениями. Депутаты следующих созывов, учли недочёты прежних своих коллег, и решили, помимо, улучшения демографической ситуации в стране, развить и телепатические способности подрастающего поколения. Специально для этого постановили, в магазинах, прилавки с табачными изделиями прикрывать занавеской. Покупка подростками сигарет происходит следующим способом. Если подросток заходит в магазин, и называет марку сигарет, которую хочет купить, продавец обязан спросить подростка, где именно, за занавеской, находятся сигареты этой марки. Если подросток не угадывал, то попытки продолжались до тех пор, пока испытание не увенчается успехом. Слуги народа, уверяют, что подобный способ продажи табачной продукции, ведёт к стопроцентному успеху. Либо подросток бросает курить, когда ему надоедает угадывать, либо становится экстрасенсом, что тоже не плохо. Тому подтверждение, активное увеличения поголовья экстрасенсов. Так, что наши старшие товарищи, не зря едят свой хлеб с маслом. Бутерброд, был бы с икрой, но соратники предыдущих созывов, решили научить рыб осетровых пород, говорить. Чтоб те сдавали браконьеров рыбнадзору. Те, почему-то обиделись, и уплыли к конкурентам.
Но вернёмся к нашим конкурентам, которые даже сгнить, по-человечески не могут. Что бы окончательно дезориентировать, наших нянечек и сиделок, они прикрепили, к некоторым из них, других сиделок, что б те ухаживали за ними. От таких кульбитов, у некоторых советско-американских нянечек, даже с серьёзными учёными степенями, крышу сносило.
Это, конечно шутки, на самом деле, было всё не совсем так. Мама устроилась нянечкой в одну эмигрантскую семью еврейского происхождения, из Белоруссии, и несколько лет проработала у них. Они оказались хорошими людьми, и в дальнейшем ещё долгие годы, поддерживали очень тёплые отношения с матерью. Потом она ухаживала, за пожилой женщиной. Когда та умерла, и у самой силы уже были не те, ей предоставили квартиру, в пожизненное пользование. Это что-то вроде общежития. По сути, однокомнатная квартира, со всеми удобствами, с обставленной кухней, телевизором. Перед сдачей, обязательно делается ремонт. Остаётся только купить мебель в гостиную. К тому времени мать уже получила Грин карт, и пенсию. С этих денег она доплачивала за эту «общагу», одевалась, питалась, и помогала нам, пересылая ежемесячно, не менее, тысячи долларов. И это уже не шутки, это такое у них извращённое гниение. Помимо всех этих благ, она посещала, два, три раза в неделю, заведение, которое старики между собой, называли детским садом. Там их дважды кормили, устраивали всякие развлечения, в виде концертов, танцев, игр. Дарили подарки, имелся медперсонал, парикмахерская. В это заведение их привозили и отвозили тоже бесплатно. Правда всё это, организовывала диаспора. Приобретение лекарств в аптеке, тоже было бесплатным. Хозяева этих самых аптек им ещё и доплачивали, чтоб те посещали именно их аптеку. И, то, что к ней приставили сиделку, тоже, правда.
Я не призываю всех наших пенсионеров, срочно собрать чемоданы, и рвануть в Америку. И это не реклама американского образа жизни. У них много своих недостатков, которые они пока не могут решить. За последние годы, и в нашей стране, многое изменилось к лучшему. Многие читатели, будут оправдываться, защищая свою страну, мол, революция, войны, перестройка. Согласен. Но позвольте, чуток, пофантазировать. Что если, наших депутатов, посадить на минимальную заработную плату, ими же утверждённую. Ведь они так пекутся о своём благосостоянии. Вот пусть и думают, как повысить уровень минимальной зарплаты в стране, а заодно и свою. Мне кажется, это будет справедливо. И потом, чем они заслужили неприкосновенность, за какие такие заслуги? Это получается, одни воруют, и их за это сажают, другие воруют, но им можно. При таких обстоятельствах, любой здравомыслящий воришка, так и будет норовить, попасть в депутаты. Вывод, напрашивается сам собой. И ещё одно, никак не могу взять в толк, как могут решать одни и те же люди вопросы в разных областях науки, техники, искусства. Неужели они все настолько разносторонне развиты?
Ну, это фантазии, а реальность, это виноградники, занавесочки, рыбы-эмигранты, и прочие достижения, думающих людей.
Ну, а на дворе пока ещё Армения.
Приехав в Ереван, мы с Ирой поселились, в двухкомнатной родительской квартире, где помимо нас, проживали брат с женой с их детьми. Немного отдышавшись, я решил, чем ни будь заняться. Ещё с юношеских лет, я интересовался уфологией. После перестройки стали появляться, в большом количестве, книги, посвящённые этой теме. Вот я и решил, нести в массы знания о неизведанном. Я убедил мать, что это вполне реальный бизнес, и попросил стать моим спонсором. Я умел убеждать, а мама, любила убеждаться, когда речь заходила о помощи своим детям, тем более, мои предыдущие подвиги, на ниве бизнеса, иногда приносили, вполне ощутимые плоды. И вот, получив спонсорскую помощь, я отпечатал в типографии несколько номеров газеты с тематикой о пришельцах, и летающих тарелках, где все статьи написал собственноручно, пользуясь, конечно, имеющейся литературой. Нашёл желающих распространять эти газеты в метро и на улицах города. Но вскоре стало понятно, что б их раскупали, как горячие пирожки, нужна серьёзная раскрутка, на что нужны не менее серьёзные деньги.
Кстати о пирожках. Когда мы с моим другом, открыли наш первый кооператив «Улыбка», это ещё до того, как стали печатать фотографии, мы решили потренироваться на пирожках. Таки да испекли пирожки, и перед, каким-то заводом, в то время, когда народ толпой уходил с работы стали торговать. Пирожки, действительно, смели за несколько минут. Мы несколько раз повторили наш эксперимент, пока мой напарник, не захотел получать большую долю. Немного подумав, я решил, коль, на пирожках, у нас появились разногласия, то, что будет дальше? С тех пор, чем бы я, не собирался заняться, организовываю всё самостоятельно. По крайней мере. В случае неудачи, сваливать будет не на кого.
Кстати о Рубике, с которым мы повздорили, после чего я попал в больницу, а он вернулся в Москву. Так вот, мы встретились в Ереване. Оказалось, некоторое время, пробыв в Москве, безуспешно пытаясь наладить производство мебели, он вернулся в Ереван. На тот момент, когда мы встретились, он нигде не работал, как и многие другие жители города, но любовь к спиртному, не убавилась.
Упрямство моё, не угасало, и очередной моей жертвой стал квас. Притом, квас бутылированый. Я нашёл стеклянные бутылки, металлические пробки, придумал способ закупоривать их в домашних условиях, приобрёл тару, и стал экспериментировать. Вскоре, методом проб и ошибок, квас получился, вполне пригодный, для продажи. Но, продавался, он вяло. По всей видимости, у меня не хватило упорства, что б вывести его производство, на должный уровень. Оказалось, упрямства, хоть отбавляй, а вот упорство, подвело. Даже Ира устроилась присматривать за пожилой женщиной, у меня же с заработком, как то не ладилось. Прожив в Ереване около года, мы вернулись в Сочи.


?

Log in

No account? Create an account