?

Log in

No account? Create an account

karazyan

Давайте вместе менять мир к лучшему

Дружим - значит меняем


Previous Entry Share Next Entry
karazyan

ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Оригинал взят у karazyan в ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ



И вот на дворе Сочи.
Когда «Грузинская гордость», наконец, переступила порог нашего имения, началась, трудная, но приятная работа. Поскольку, стало понятно, что второго рейса, в ближайшее время не будет, было принято решение лепить дом, из того, что было.
Хорошо запомнилось первое утро, после первой ночи проведённой на новом месте. В день, когда наш десант высадился, первым делом, мы соорудили туалет, и поставили палатки. На камнях соорудили, нечто вроде походной столовой, и все имеющиеся продукты аккуратно выложили там. Утром проснувшись, мы увидели, как стадо свиней с удовольствием уплетали наши продукты. Оказалось, местные жители, не особенно заботятся о пропитании братьев своих младших. Свиньи гуляют по посёлку в своё удовольствие, находя себе пропитание в лесу, рядом с которым посёлок находится, и не брезгуют, продуктами, которые оставляют без присмотра, лохи, вроде нас. Можно сказать, мы накрыли поляну, самым близким нашим соседям. Они остались довольны, да и мы, не в внакладе, благо магазин был недалеко.
Пока мы дожидались оформления документов на участок, а надо сказать, что нам дали его в аренду на двадцать пять лет, местом нашего базирования был Курортный городок, в Адлере. Там мы познакомились с удивительным человеком Володей Васильевым. Ему было около пятидесяти, но энергия так и пёрла из него. Занимался он тем, что водил на экскурсии туристов, и делал им фотографии. Вскоре мы подружились, и он влился в наш дружный коллектив, чему мы были очень рады. Он, как мог, помогал нам сооружать наше новое жилище. Получилось очень даже не плохо, три отдельные комнаты, и гостиная. [дальше] С тех пор прошло уже очень много времени, и в хронологии некоторых событий я путаюсь, так что извините, если некоторые события будут описаны не в той последовательности, в какой они происходили на самом деле.
Серёжа, решил остаться в Москве, поскольку к тому времени, встречался с девушкой, и у него были серьёзные намерения. Так что в Сочи я остался только Рубиком. Как-то вечером, будучи уже навеселе, мы повздорили. Я резко встал со стула, и одновременно хотел развернуться, в результате сломал ногу. На то время мобильных телефонов не было, и что б вызвать скорую, Рубику пришлось бежать в посёлок. Через какое-то время я оказался в больнице.
Это было что-то с чем то. Больше часа я пролежал в приёмном покое со сломанной ногой, пока ко мне кто-то из персонала больницы подошёл. Потом примерно через час, мне дали подушку, которую я попросил принести девушку, пришедшую ко мне час назад. Еще через час, наконец, появился доктор и заявил. Что если я и дальше буду возмущаться, то он обязательно напишет мне на работу, что поступил я в нетрезвом виде, так что не видеть мне больничного, как своих ушей. И, погрозив мне пальчиком, удалился. Так я пролежал на этой каталке, пока утром, не стал появляться медперсонал дневной смены. Потом кто-то из больных посоветовал, мне самому подняться в травматологическое отделение, и помог добраться до третьего этажа. Там мне, таки, выделили больничную койку, и появился врач. Потом меня привезли в операционную, сделали, как они сказали, местный наркоз, и стали резать, сверлить, вбивать штыри. Я несколько раз призывал к совести врача, объясняя, что наркоз не действует. Но он уверял, что наркоз импортный. И не может не действовать, как будто б, наш наркоз, может и не сработать. Одним словом, я решил вести себя, так, как если б находился на пытках, в Абвере или СС, и молча, пересчитывал кафельные плитки на стене в операционной. Это как то отвлекало от боли.
Забегая вперёд. Для сравнения. Расскажу, как проходила вторая операция, когда мне удаляли штыри, которые вбивали, на живую, во время первой операции. К тому времени, я уже был «солидным бизнесменом», у меня имелся свой офис, секретарша, бухгалтер, водитель, охрана, и ещё, около сорока, сотрудников. Как выяснилось, моя бухгалтер, уже имела опыт посещения этой больницы. Так что пачка двадцати пяти рублёвых купюр, оказали такое воздействие на наркоз, что я заснул, даже не доехав до дверей операционной. Если честно, я не собирался оставлять без внимания врачей после первой операции, и отблагодарил бы их обязательно. Но мне, почему то всегда казалось, что благодарят, обычно после того, как тебе сделают что-то хорошее. А то, что происходило во время моего первого знакомства с этой больницей, больше походило на то, как если б медики, давая клятву, перепутали Гиппократа с Геростратом, да простит меня Герострат, он спалил всего лишь город, эти же сжигают совесть. Я низко кланяюсь перед теми медицинскими работниками, которые, безропотно несут свой тяжкий крест, которые, знают цену понятиям честь и совесть. Безусловно, подобные понятия должны быть свойственны всем людям, но в таких отраслях, как медицина, юриспруденция, духовенство, без наличия чести и совести, однозначно, делать нечего.
Будучи, как я уже говорил, « солидным бизнесменом», ко времени, когда мне сделали вторую операцию, работы было невпроворот. Мебельное дело, по разным причинам, пришлось оставить до лучших времён, а самому заняться торговым бизнесом. Про таких бизнесменов, как я тогда ходил анекдот. Встречаются два бизнесмена, один из них, хотел купить «Мальборо», другой продать. Договорившись, они ударили по рукам, и разошлись, один пошёл искать покупателя, другой сигареты Мальборо. И это было бы смешно, если б не было правдой. Я сам встречался с такими горе бизнесменами, которые ждали со дня на день прихода парохода с этими загадочными сигаретами. Тогда было модно продавать ещё красную ртуть, икру, серебро, и редкоземельные металлы. И вот, будучи серьёзно занят подобными поисками, и не имея под рукой сотового телефона, долго лежать в больнице, я не мог. По этому, было принято решение, отпустить меня, как только я отойду от наркоза. Жил я в то время в гостинице, где и снимал номер под офис. Вика, так звали моего бухгалтера, договорилась со знакомой медсестрой из той же больницы, чтоб та какое то время делала мне уколы. Так я и познакомился с моей будущей женой. Но об этом чуть позже, а пока дела, дела, дела.
Я говорил, что в Москве мне дали кредит триста тысяч рублей, который я надеялся перекрыть, занимаясь мебелью. С мебелью не сложилось, а торгаш из меня ещё тот. К тому времени брать кредиты стало чуть сложнее, но мне обещали дать его через пару месяцев. А рассчитываться за этот кредит, надо было уже сейчас.
Бизнесом из нашей компании занимался ещё Серёжа Выгран, в паре с Новиковым Виктором. И это было в Киеве. Друзья «Бизнесмены» с Украины, пришли на выручку другу « Бизнесмену» с России. Они помогли одолжить на время деньги у третьего « Бизнесмена». В результате я остался наплаву. Через какое-то время, мне удалось взять кредит в пять миллионов рублей, и я смог вернуть долг своим украинским коллегам. Это оказалось очень кстати, поскольку, на тот момент, их дела тоже обстояли не самым лучшим образом. Новикова, я знал давно, но тесно общаться с ним не приходилось. Эти наши деловые встречи, значительно сблизили нас. Он оказался хорошим деловым партнёром и другом. Жаль, что судьба, порой, не взирая, на наши человеческие качества, по своему, распоряжается жизнями. Виктор погиб в автомобильной катастрофе, ещё совсем молодым. Остались дети, жена, светлая ему память. Но жизнь, вопреки всему, несла нас вперёд, готовя, всё новые испытания.

Я понимал, что торгаш из меня ещё тот, но банковская система, работала хуже, чем я торговал. Деньги могли зависнуть, на неделю, месяц, или вообще пропасть вместе с банком. В итоге, машина с мёдом, потерялась где-то в дороге, Десять тонн мяса, еле удалось спихнуть, шесть участков земли, в центре города, повисли на мне, потому как покупатель исчез, как и покупатель десяти тонн спирта, пять иномарок, застряли в дороге, и это далеко не полный список, моих гениальных сделок.
Сделка со спиртом, запомнилась особенно. Это не много, не мало, два с половиной миллиона рублей. Нашёлся другой покупатель, притом реальный, он даже пробу спирта делал. Но он, ни как не мог, перечислить деньги с одного филиала банка, в другой филиал, в том же городе. Это продолжалось бесконечно долго. К тому времени, мне уже оформили, эти злополучные шесть участков, на моё имя, и требовали рассчитаться. Они, тоже стоили около двух миллионов.
В это же самое время проходила ещё одна интересная сделка. Как то мне позвонила одна, совершенно незнакомая мне, Бизнес вумен, и предложила, следующую комбинацию: она перечисляет на мой счёт два миллиона, а я должен полтора из них раскидать на разные счета. Пятьсот тысяч остаются мне. Этот звонок был больше двух месяцев назад. С тех пор, она раз в две недели, звонила и интересовалась, не передумал ли я. Но денег так и не поступало. От таких «сделок», у нормального человека должна поехать крыша, я уже еле удерживал свою. И это происходило, в то время, когда наступал срок возврата кредита. Я уже совсем потерял надежду поучить в банке деньги за спирт, когда ко мне приходит человек, и предлагает купить этот самый спирт за наличные, здесь и сейчас. Я, немного подумав, согласился. Решив, что если упадут деньги на счёт, от тех покупателей, то верну им. А с точки зрения морали, меня осудить было нельзя, поскольку, я ждал больше месяца. Тем более, меня поджимали продавцы земли. Не прошло и трёх часов, как новые покупатели спирта принесли деньги. Что б вы понимали, что такое два с половиной миллиона деньгами, купюры которых, были достоинством рубль, три, пять, десять, объяснит вам следующая сцена. На тот момент, я снимал двух комнатный номер, из которых одна, комната была офисом, а вторая моей спальней, где стояла большая кровать. Вот, на эту кровать, из картонных коробок шесть человек высыпали деньги. На двухместной кровати образовалась горка из пачек денег. Мы около часу пересчитывали деньги пачками. Потом когда покупатели ушли, я этими же деньгами рассчитался за землю. Казалось бы, гора с плеч, но дурдом, только начинался.
Когда я брал это кредит на пол года, было условие, что его продлят, если все обязательства будут выполнены. Формально, всё сложилось хорошо. К моменту погашения кредита, на счету было больше пяти миллионов. А происходило это так: поступили деньги от, Бизнес вумен, наконец, упали на счёт деньги за спирт, и ещё какая то сумма была на счету. Но банк не захотел продлевать договор, и снял со счёта все деньги. Реально мои деньги, к тому времени, были в машине мёда, в иномарках, которые болтались на просторах нашей необъятной страны, и ещё в чём то. Тут-то ко мне и являются покупатели спирта, по безналу, требуют деньги, звонит Бизнес вумен, наконец-то, перечислившая два миллиона. Одним словом, жопа, полная. Но и это ещё не всё.
Перед тем, за несколько месяцев, я решил взять в долгосрочную аренду прогулочный катер на сто посадочных мест и переоборудовать его в кафе. Уже начались работы по переоборудованию, спилены все скамейки, закуплено кухонное оборудование, частично внесена плата за аренду. По причине срыва кредитных обязательств банка, этот проект был заморожен.
Незадолго до этих событий, мой отец взялся помочь мне в строительстве цеха по производству мебели. Для этого, он пригласил из Еревана, своих друзей, и они активно взялись за дело. Обстоятельства сложились так, что именно в это время мне взбрело в голову поехать в Петропавловск - Камчатский, за машиной. Дело в том, что когда я был в Киеве, что бы занять денег для погашения первого кредита, я случайно встретил Юлю. В институте культуры мы учились на одном курсе. Она была с хореографического отделения. А познакомились мы во время гастролей ансамбля «Бандьерра Росса» Правда, заметил я её задолго до известных гастролей. Это была симпатичная худенькая девочка, а отличалась от других, своими джинсами. Они были сшиты, в клеточку, на то время такое было в новинку. Тогда ей было семнадцать. А теперь, когда мы снова встретились в Киеве, через много лет, у неё уже была дочка, успела развестись, и жила она на Камчатке. Разговорившись, я пригласил её погостить в е меня, и мы вместе вернулись в Сочи.
И вот в это самое время, случилось то, что в корне изменило нашу жизнь.
Ещё в советское время, была такая, крылатая, фраза – Просыпаюсь утром рано, здрасьте, нет Советской власти.
Так вот это повторилось один в один. Рано утром, мы включаем телевизор, а оттуда доносится, - нет Советской власти. Что называется, здрасссьте! До….лись.
Но не е рассказать эпопею моего путешествия на Камчатку, я просто не имею права. Оставив отцу немного денег, и подписанную чековую книжку, в которой ему оставалось прописать нужную сумму, я со спокойной душой, отправился в путешествие. Денег, с собой взял столько, чтоб хватило купить неплохую иномарку, и привезти в Сочи. Когда я понял, что из нашего города на Камчатку ничего не летит, решил полететь в Краснодар. Но оттуда тоже, не было рейсов. Пришлось лететь в Москву. Такого столпотворения, какое я увидел там, в аэропорту, мне не приходилось видеть, никогда. На стадионе, во время самых крутых матчей, столько народу не бывает. Билетов не было никуда. Я принял решение попробовать улететь из Питера. Там, с трудом достал билет на Сахалин, решив, что оттуда-то я уж точно, до Камчатки, долечу. Оказавшись на Сахалине, выяснилось, что ближайший рейс в Петропавловск, будет только через три дня. Потом три дня мы ждали погоды. Когда я, наконец, попал на Камчатку, выяснилось, что цены на машины, выросли вдвое. Таких денег у меня с собой, не было. Я купил обратный билет на следующий день. Но погода позволила мне улететь, только через неделю. Вот такое вот, путешествие, и это без подробностей, которых было не мернно. Упомяну только, что в аэропорту Сахалина, для того, что бы поспать, мне приходилось брать три билета, в видео зал, на три сеанса подряд. Такое вот сложилось путешествие.
Когда я, наконец, вернулся в Сочи, то застал отца измученного, и злого. Поскольку, связи никакой тогда не было, то сообщить ему о своей задержке я не мог. Мне и в голову не могло придти, что он не воспользуется, банковским чеком, что б получить деньги. Друзья, устав меня ждать, вернулись в Ереван, так и не получив денег за работу. Отец, не имея денег, сидел голодный уже который день. Но цех был уже почти готов.
Так вот, в то самое время, когда Бизнес вумен, приехала в Сочи, выяснять, куда делись её два миллиона, а покупатели спирта требовали, что б я вернул их деньги, случилось ещё одно скверное событие.
Снег в Сочи, дело редкое, много снега, это уже катастрофа. Так сошлось, что снежный ком, свалившийся, на мою тупую голову, в лице Бизнес леди, и покупателей спирта, был не единственным снегом, выпавшим тогда в Сочи. За одну ночь, в марте месяце, в том районе, где находился мой участок, выпал снег в один метр высотой. И всё, над чем, работали мой отец, со своими друзьями, накрыло снегом так, что фермы державшие крышу, скрутило в бараний рог. Да и кузов, «Грузинской гордости», постигла та же участь. Цех восстановлению не подлежал. И рабочие, нанятые, к тому времени, что б закончить то, что начинал отец, вместо того, что б достраивать, вынуждены были, разбирать снежные завалы.
Город Сочи упрямо не хотел мириться с моим присутствием. Помните, как застрял мой « Грузинский горный тягач», на подступах к городу. Но я же упрямый, меня же так просто, не возьмёшь, ведь я вам, не какая ни будь, там ферма, которую, вот так просто, можно скрутить, в бараний рог, харахорился я…. Тогда мне было невдомёк, что это только цветочки.
Пока город настойчиво пытался выплюнуть меня со своей территории, я хватался за всё, что могло вывести меня из трясины, торговых сделок на путь достойного производства, чего ни будь. Мы начали шить женскую одежду, которую, кроме моих работниц, никто носить не решался, да и те из уважения ко мне. С Украины был привезён мини завод, по производству керамзитных блоков, за которым я послал грузовик. В результате мне привезли вибрационный станок, на три блока, и ручную, бетономешалку. Я понимал, что покупаю мини завод, но не думал, что до такой степени, « мини» Этот, «завод», спокойно можно было привезти на багажнике легкового автомобиля. По случаю, относительно недорого, был куплен сборно-щитовой финский домик.
И вот, я окончательно разорился. Офис и номер в гостинице, пришлось покинуть, штат распустить. И оказался я один, как в той сказке о золотой рыбке. Но всё-таки, одна рыбка осталась со мной, и оказалось, она, что ни на есть золотая. Эта та самая мед сестричка, которая, после второй операции, в гостинице, делала мне уколы в задницу. Ей было двадцать, мне тридцать четыре. Разница в возрасте, не сулила ничего хорошего, по этому, я даже не пытался ухаживать за ней. Просто, любезно подставлял свой зад, для нежных уколов. Поскольку она была подругой моего бухгалтера, Ира иногда приходила к нам на работу. Так сложилось, что она стала свидетелем, той сцены, когда мы пересчитывали деньги за спирт. Потом мы встретились, на дне рождении Вики, бухгалтера. Там мы и познакомились поближе. Но и тогда, у меня не было желания заводить серьёзных отношений, о чём я сразу поставил её в известность. Через несколько дней, был её день рождения, и снова, я был приглашён. Было это восьмого марта. Так что по гороскопу она рыбка. Вот эта самая рыбка, и была единственным человеком, которая посещала моё скромное логово. Логово «бизнесмена-банкрота» в домике, на курьих ножках. Домик стоял, на деревянных столбиках, которые чем-то напоминали жилище Бабы Яги. Она приходила в любую погоду, даже тогда, когда в посёлке лежал снег, и приходилось подниматься пешком пять километров, поскольку транспорт не ходил. Ни дать, не взять - «жена декабриста». Как правило, с собой у неё была жареная курица, и литровая бутылка спирта «Рояль». Денег не стало совсем, но было много рулонов ткани, ниток, иголок, молний, всё то, что осталось от швейного производства. Раз в неделю, я ходил на блошиный рынок, продавал всё это, и покупал еду.
С тех пор, как я выехал из Еревана, у меня была одна настоящая мечта, – иметь свой дом. Вот я и решил осуществить свою мечту. Благо из прошлой жизни у меня остался, купленный по случаю финский дом, который был аккуратно сложен возле разрушенного снегом цеха. Вот так мы и жили, днём, я собирал свою мечту, вечером, с Ирой, под жареную курицу, наслаждались «Роялем».
Зимой, нам часто выключали свет, а печки, тога ещё не было, но зато было кухонное оборудование, купленное для прогулочного катера и очень много бамбука, который был куплен, тоже, по случаю. Запасливый, я, однако, был. Всё в дом таскал, на всякий случай, авось пригодится, вот и пригодилось. Мы, ставили большую алюминиевую посудину, и прямо в комнате жгли бамбук. Когда становилось невыносимо душно, открывали окно. Потом, всё начиналось сначала. Вот в один из таких дней, когда не было света, поздно вечером, придя с Ирой, домой, застаём Ваню Войтюка, сидящего за столом, с горящей свечкой.
В посёлке жил сапожник, мы с ним дружили, и он обещал дать мне железную печку. Вот мы и решили, принести её, чтоб не заморачивться с бамбуком. Дом сапожника, находился выше нашей фазенды в метрах семистах. Лежал, хороший снег, так что печку тащить было проще. Она была не лёгкая, и мы волокли её по снегу как сани. Тащили больше получаса. Как, только, уже основательно подустав, мы, наконец, занесли печку в дом, дали свет. Зато потом, посидели мы, с Иваном Семеновичем, на славу. Потом, как то и Серёжа Выгран, с женой приезжал, тоже, не плохо, отдохнули.
Когда был достроен дом, нам на помощь приехал мой брат со своей женой и двумя маленькими детьми.
Мне не удалось назвать свою дочку именем матери, хотя они родились в один день и даже год тот же, обе они крысы по гороскопу. Но может это и к лучшему, потому как, назвав её именем матери Леси, мы почтили её память, а она заслуживала того. Воспитанием Аленки, занималась, в основном она. И это был последний шанс, в их семействе, так назвать внучку. А мой брат, назвал своих детей, именами наших родителей и всё стало на свои места.
Народу прибавилось, и нужно было как-то, зарабатывать, на хлеб насущный. Тут то и пригодился мой мини завод. Благо, кроме той суппер ручной бетономешалки, которая была в комплекте мини завода, у меня завалялись ещё две нормальные. Из обломков мебельного цеха мы соорудили навес, и вскоре закипела работа. Стали выпускать строительные блоки, появились клиенты, а соответственно и деньги, пусть небольшие, но на жизнь хватало.
В Армении жить становилось всё труднее. Как только не стало советской власти, а за ней и самой Великой и могучей страны советов, жить стало веселей, и порой до слёз. Вместо одного президента, выросли как грибы президентики больших и малых республик. Теперь им не надо было ходить на поклон, в Москву, теперь они сами с усами, и все такие самостоятельные и важные, что им стало не важно, как живёт народ, главное, они теперь президенты, а не какие ни будь там секретари, секритарьчики. А народ не жил, народ выживал. Хорошо, если ты ещё молод, и в глазах ещё горит огонёк, и ты ещё полон сил и безумия. А если нет, если ты уже стар, если нет уже в глазах, даже искорки. Тогда как? Всё то, ради чего ты прожил и проработал всю жизнь, в один день рухнуло, тогда как? И это не война, нельзя было все беды спихнуть на неприятеля. Врагом стало, само государство, точнее те, кто, им правил, ссылаясь на наше согласие с ними.
В Армении стало жить трудно, и я предложил своим родителям перебраться в Сочи. К тому времени отец приболел, сказалась работа, на вредном предприятии, изнурительный каждодневный труд. Пока работал безвылазно на шинном заводе, ежедневно глотая сажу, силы поубавились. Но потом доконала его дача. Он, практически, один построил трёхэтажный дом, окультурил весь участок, разбив его на террасы из бетона, замешенного вручную. Словом, жизнь его вымотала, но он держался, до последнего. Прожив в Сочи совсем не много, ему стало хуже и пришлось положить в больницу. В ту самую. В начале, поставили один диагноз, он не подтвердился, затем поменяли больницу уже с другим диагнозом, оказался рак крови. Вскоре его не стало. В память о нём, остались сотни грамот, орден трудового красного знамени, и наша любовь. Он не дожил до шестидесяти, самую малость.
Его похоронили на армянском кладбище, в нескольких километрах от места, где находился наш дом. Через год на могилке у его изголовья вырос маленький куст. Я не стал его рубить. Ещё через пару лет куст превратился в небольшое деревце. А когда у меня появилась возможность соорудить памятник, это было уже ветвистое дерево. И летом, когда мы с братом, строили этот памятник, дерево спасало нас от жары. Оно так и осталось там стоять, пока не состарилось. Деревья тоже не вечны. У этого дерева, как и у моего отца, жизнь оказалась не очень долгой. Надеюсь, память о них, проживёт значительно дольше.